Бийский технологический институт (филиал) ФГБОУ ВО «Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова»

ПРИЕМНАЯ КОМИССИЯ+7 (3854) 43-22-55
+7-963-507-51-13
ПРИЕМНАЯ ДИРЕКТОРА+7 (3854) 43-22-85
EMAILinfo@bti.secna.ru
Главная / СМИ о НАС / Соловьи-работники

Соловьи-работники

Евгений ШУМИЛОВ

Чем занимаются в лаборатории акустических процессов

Что может объединять транспортерную ленту для удаления куриного навоза, установку для подавления тумана на взлетно-посадочных полосах и прибор для липосакции? Никогда не догадаетесь. Чтобы не томить, скажем: ультразвук, которым в сказках вовсю пользовался Соловей-разбойник. А придумывают, как с его помощью сделать полезные вещи, в лаборатории акустических процессов и аппаратов Бийского технологического института, филиала Алтайского государственного технического университета.

Не хуже «Сименса»

О лаборатории мы узнали, побывав 21 декабря на церемонии вручения премий Алтайского края в области науки и техники. Одним из лауреатов оказался сотрудник лаборатории Андрей Шалунов за «разработку научных основ формирования и коагуляции мелкодисперсных аэрозолей ультразвуковыми колебаниями (…) и создание ультразвуковых аппаратов для высокотехнологичных отраслей промышленности».

Чтобы понять, каков этот «зверь» – ультразвук – и с чем его едят, мы отправились в Бийский технологический институт. Замдиректора по научной работе БТИ Владимир Хмелев прямо с порога нам объяснил:

– В нашем институте какой бы научный эксперимент ни затевался, стараемся использовать при этом ультразвук.

Это направление разрабатывается небольшой группой примерно из двадцати человек. В ней семь кандидатов наук, остальные – аспиранты и студенты. В основном молодежь до 30 лет.

Чтобы продемонстрировать научный уровень своих подчиненных, Владимир Николаевич подводит журналистов к своему компьютеру и заходит на сайт электронной библиотеки Российского индекса цитирования научных работ. Оказывается, фамилии сотрудников лаборатории находятся в первой десятке списка бийских ученых. Притом что ученых в наукограде много.

– В 2014 году планируется полет на Луну, и мы работаем с Институтом космических исследований РАН, создавая совместно устройство, которое будет бурить спутник Земли. Макетный образец уже готов, – замечает Владимир Хмелев и приводит другой пример.

Оказывается, во время боевых действий людские потери на 90% обусловлены внутренними кровотечениями. Солдат не успевают доставить в госпиталь, и они умирают от потери крови. Американцы предложили накладывать на место ранения ультразвуковой излучатель, который способен коагулировать (свертывать) кровь и тем самым останавливать кровотечение. Созданием такого прибора для армии США занялась фирма «Сименс» с бюджетом 11 млн. долларов, а в России бийская акустическая лаборатория пытается доказать, что способна сделать подобную вещь и намного дешевле.

– Ведем переговоры с чиновниками от Минобороны, – говорит Владимир Николаевич.

И камень долбить, и микробов гнобить

Но есть приборы, которые бийчане с успехом продают.

Например, для фирмы Samsung сделали установку, с помощью которой наносятся покрытия на полупроводниковые пластины для последующего полирования. А для LG – машину для ультразвуковой сушки белья.

В 2010 году сотрудники лаборатории организовали малое инновационное предприятие «Центр ультразвуковых технологий». Оно создано в рамках известного всем вузовским ученым-инноваторам федерального закона № 217, который дает право снизить фискальную нагрузку. Но, как выразился Владимир Хмелев, предприятие открыли не для того, чтобы обогащаться, а чтобы жить безбедно и заниматься любимым делом.

Объемы производства в 2010 году составили порядка четырех миллионов рублей, выручка минувшего года пока не была озвучена, но, судя по напряженной работе сотрудников, которых мы увидели во время экскурсии, у предприятия заказы есть.

Директор лаборатории Сергей Цыганок демонстрирует нам мощный излучатель, который называется «Булава»:

– На самом деле всё просто: титановый концентратор, две пьезокерамики и отражатель. Подается напряжение резонансной частоты, получаются ультразвуковые колебания.

Два таких излучателя, по словам Цыганка, работают в Омске на нефтеперерабатывающем заводе. Используют их для измельчения ультразвуком катализатора. После такой обработки его загружают в ректификационную колонну, с помощью которой получают бензин. Такой катализатор позволяет повысить выход легких фракций нефти на 7-10%.

Мы идем по лаборатории дальше и видим на столе гранитную плитку с ровным шестигранным отверстием. Оказывается, и над ней поработал ультразвук.

Акустической волной можно обрабатывать камень, выбивая на нем рельефный рисунок или фигурное отверстие. Роль биты выполняет обычная сталь, но через абразивный порошок. Многие заводы (в том числе «Камаз») взяли на вооружение эту технологию, чтобы продалбливать отверстия на кромке автомобильных стекол. Если сверлить обычным способом, то после закалки стекло лопнет. А ультразвуком – нет.

– А вон стоит готовый к отправке прибор для стерилизации и пастеризации соков, – продолжает ученый. – Под его воздействием существенно снижается количество микробов. Чтобы убить всех, требуется длительное время, но вот снизить микробную обсеменённость в десять – сто раз можно легко.

– По такому же принципу можно обеззараживать и молоко на животноводческих фермах, и водопроводную воду, – просыпается во мне инженер-экспериментатор.

– Мы проводили опыты с молоком. Но при долгом воздействии оно меняет вкус, – разъясняет Сергей Николаевич. – Требуется найти оптимальные условия обработки. Например, к ультразвуку добавить ультрафиолет. Интересно, что воздействие ультразвуком приводит к гомогенизации молока: жировые шарики разбиваются с четырех микрон до одного, питательная ценность возрастает, и оно не расслаивается.

– Это же перспективное направление! Почему вы не продолжаете работу, чтобы наладить производство установок для обработки молока? – недоумеваю я.

– Кто-то должен заказать нам НИОКР, чтобы более подробно изучить тему. Нужны гигиенические сертификаты, ультразвуковое оборудование недешевое, – загибает пальцы завлаб. – Установка по обеззараживанию молока может стоить тысяч триста. Для фермеров это дороговато, а вот для крупного предприятия – вполне. Если заказать его за границей, обойдется в три-четыре раза дороже.

Это вам не семечками торговать

В кабинете директора «Центра ультразвуковых технологий» Максима Хмелева разговор с инженерии переключается на коммерцию. Выясняю, как бийские акустики находят заказчиков для своих разработок и что первично: идея или товар.

– Продвижение продукции в основном идет через наш сайт u-sonik.ru, – объясняет директор. – Клиенты также узнают о наших работах из научных статей и экспозиций. Третий год мы участвуем в выставке «Роснанотех», которая является крупнейшей среди производителей оборудования России и зарубежья, у нас уже около 20 заказов.

– Почему бы вам не заняться активными продажами? – допытываюсь я.

– У нас специализированное оборудование. Это не хлеб и не семечки, его так просто не продашь, – парирует Хмелев-младший.

– Если мы сами выходим с предложением, то нам клиент говорит: «Вы приезжайте, покажите, как ваша штуковина работает. А потом мы подумаем, купить ее или нет», – подключается к разговору Сергей Цыганок. – Но мы не можем работать, не имея заказчика. Оборудование довольно дорогое, так как его рабочие органы изготавливаются из титанового сплава. Другой материал не выдерживает. Вся электронная начинка импортная. Наша цель – сделать пилотный образец прибора и техническую документацию на его изготовление. Заказчик уже сам будет серийно его выпускать.

– А если самим заняться серийным производством? – не унимаюсь я.

– Рынок насытился и что дальше? А так мы беремся за разработку другого аппарата, продвигаясь в научном плане, – втолковывает Сергей Цыганок. – Обычно происходит так: люди нашли в Интернете или прочитали в журнале, что с помощью ультразвука можно решить их техническую задачу. Пишут нам или звонят. Обговариваем техническое задание, заключаем договор, проводится предоплата, конструируем приспособление, проводим лабораторные исследования, заказчик получает готовый прибор.

Или в случае с липосакцией (удаление подкожного жира. – Прим. авт.) фирма «Алма» попросила сделать аналог импортного прибора, но значительно дешевле или с лучшими характеристиками. Оказалось, ничего сложного. Мы передали комплект рабочей документации и несколько аппаратов для испытаний и сертификации.

В лаборатории мы застали и лауреата краевой премии Андрея Шалунова.

О своем детище Андрей Викторович говорит так:

– Это комплексная работа, связанная с получением и разрушением аэрозолей. Технологию можно применять в системах газоочистки для выделения полезных продуктов из газовой среды, например, пыли полидисперсного кремния в производстве солнечных батарей.

Понимание механизмов коагуляции воздушных взвесей под действием акустических колебаний позволяет эффективно бороться с туманами.

– Несколько лет назад, – вспомнил Шалунов, – мы выиграли тендер в рамках федеральной целевой программы на разработку технологии борьбы с туманами в аэропортах. Первый этап выполнили, создан опытный образец, подготовлены техническая документация, отчет о научно-исследовательской работе, который почему-то лег на полку. Но после крушения самолета с польским президентом из МИДа были звонки, дескать, мы про вас знаем и помним. Так что надежда на продолжение работы сохраняется.

Справка «АП»

Ультразвук — упругие звуковые колебания высокой частоты. Человеческое ухо воспринимает распространяющиеся в среде упругие волны частотой приблизительно до 16-20 кГц; колебания с более высокой частотой представляют собой ультразвук (за пределом слышимости). Обычно ультразвуковым диапазоном считают полосу частот от 20 000 до миллиарда Гц. Бийские акустики используют частоту в районе 22 кГц.

Алтайская правда от 20.01.2012




Понравилась статья? Поделитесь с друзьями




Top